"Пеликан"

Сайт педагогического сообщества города Серпухова
Текущее время: 02 окт 2020, 00:05

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
Непрочитанное сообщениеДобавлено: 21 окт 2012, 23:57 
Не в сети

Зарегистрирован: 21 окт 2012, 23:26
Сообщений: 1
Откуда: МОУ СОШ №1 г.Серпухов
Урок литературы 9 класс.
Тема: «Если душа родилась крылатой…»
Литературно-музыкальная композиция о жизни и творчестве М.И.Цветаевой.

Захарова Елена Викторовна, учитель русского языка и литературы МОУ СОШ №1 г.Серпухова

Цели:
- познакомить учащихся с жизнью и творчеством М.И.Цветаевой;
- воспитывать желание понять внутренний мир великого человека;
- развивать интерес к поэзии.


Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я – поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,

Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
– Нечитанным стихам! –

Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берёт!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черёд. (Май 1913)

Из письма М.Цветаевой: «Обращаюсь к Вам, потому что Вы любите мои стихи…Незнакомый человек – это все возможности, то, от кого всё ждешь. Кого ещё нет, он только завтра будет (завтра, когда меня не будет)».

Звучит «Октябрь» из цикла «Времена года» Чайковского.
На фоне музыки чтение.

Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья
Я родилась.
Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.
Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть. (Цикл «Стихи о Москве»)

Марина родилась 26 сентября 1892 года в Москве… По происхождению, семейным связям, воспитанию она принадлежала к трудовой научно-художественной интеллигенции. Её мать, Мария Александровна Мейн, была талантливой пианисткой; отец, Иван Владимирович Цветаев, пробил себе дорогу в жизни, стал известным филологом и искусствоведом, профессором Московского университета, основателем Музея изящных искусств (ныне Музей имени Пушкина); сестра Анастасия читала стихи.
В дневнике сестры будущей поэтессы, Анастасии Цветаевой, была запись: «Четырехлетняя моя Маруся ходит вокруг меня и всё складывает рифму – может быть, будет поэт?»
Детство, юность и молодость Марины Цветаевой прошли в Москве и в тихой подмосковной (точнее – калужской) Тарусе, отчасти – за границей (Италия, Швейцария, Германия, Франция).
Отрочество начинается со дня смерти матери – с лета 1906 года.

Стихи Цветаева начала писать с 6 лет (не только по-русски, но и по-французски и по-немецки), печататься с 16 лет. А 2 года спустя, ещё не сняв гимназической формы, тайком от семьи, выпустила довольно объёмистый сборник – «Вечерний альбом». Изданный в количестве 500 экземпляров, он не затерялся в потоке стихотворных новинок, его заметили такие влиятельные критики, как В.Брюсов, Н.Гумилёв, М.Волошин.
Стихи юной Цветаевой были очень незрелы, но подкупали талантливостью, известным своеобразием и непосредственностью. В.Брюсов: «Стихи Марины Цветаевой всегда отправляются от какого-нибудь реального факта, от чего-нибудь действительно пережитого». Отзыв Н.Гумилёва: «Многое ново в этой книге: нова смелая интимность; новы темы, например, детская влюблённость; ново непосредственное, бездумное любование пустяками жизни. …так что эта книга – не только милая книга девических признаний, но и книга прекрасных стихов».
В юности Цветаевой овладевает нечто иное – наивно-романтический культ. С детства она была погружена в Пушкина, в юности открыла для себя Гёте и немецких романтиков.
Правда Цветаева нередко писала и о смерти. Но совершенно очевидно, что в ранних стихах это было не более как данью моде. Символисты заразили своими кладбищенскими настроениями всё молодое литературное поколение.


Звучит песня «Уж сколько их упало в эту бездну…». Стихи М.Цветаевой.

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности Земли.

Застынет всё, что пело и боролось,
Сияло и рвалось:
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь, с её насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет всё – как будто бы под небом
И не было меня.

Изменчивой, как дети, в каждой мине
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой,

Виолончель и, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе…
– Меня, такой живой и настоящей,
На ласковой земле!

К вам всем – что мне, ни в чём не знавшей меры,
Чужие и свои?! –
Я обращаюсь с требованием веры
И с просьбой о любви.

И день, и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто – слишком грустно
И только двадцать лет.

За то, что мне прямая неизбежность –
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
Послушайте! – Ещё меня любите
За то, что я умру. (8 декабря 1913)

Одно из жизненных призваний Макса Волошина, друга М.Цветаевой, было сводить людей, творить встречи и судьбы.
«Спасибо тебе, Макс, за Серёжу – за 1911 год. Коктебель 1911 год – счастливый год моей жизни».
В один день с Мариной Цветаевой, но годом позже – 26 сентября 1893 года – родился её муж, Сергей Яковлевич Эфрон. Они встретились – 17-летний и 18-летняя – 5 мая 1911 года на берегу речки в Коктебеле, куда приехали к М.Волошину. Она собирала камешки, он стал помогать ей – красивый, кроткий юноша с поразительными, огромными в пол-лица глазами.

Есть такие голоса,
Что смолкаешь, им не вторя,
Что предвидишь чудеса.
Есть огромные глаза
Цвета моря.

Обвенчались Сергей и Марина в январе 1912 года, и короткий промежуток между встречей и началом Первой мировой войны был единственным в их жизни периодом бестревожного счастья.
Аля – Ариадна Эфрон – родилась 5 сентября 1912 года, в половине шестого утра под звон колоколов.

Девочка! – Царица бала!
Или схимница – Бог весть!
– Сколько времени? – Светало.
Кто-то мне ответил: – Шесть.

Чтобы тихая в печали
Чтобы нежная росла, –
Девочку мою встречали
Ранние колокола.

«Я назвала её Ариадной вопреки Серёже, который любит русские имена, папе, который любит имена простые, друзьям, которые находят, что это салонно. Назвала от романтизма и высокомерия, которые руководят всей моей жизнью».


В 1914 году Сергей Эфрон, студент 1-го курса Московского университета, не попав на фронт из-за болезни лёгких, работает в качестве брата милосердия в санитарном поезде, перевозившем в тыл раненых солдат и офицеров. Поезд курсировал от Москвы до Белостока и обратно.


Звучит песня из кинофильма «Ирония судьбы…». Музыка М.Таривердиева, стихи М.Цветаевой – «Хочу у зеркала, где муть…».

Хочу у зеркала, где муть
И сон туманящий,
Я выпытать – куда Вам путь
И где пристанище.

Я вижу: мачта корабля,
И Вы на палубе…
Вы – в дыме поезда… Поля
В вечерней жалобе…

Вечерние поля в росе,
Над ними – вороны…
– Благословляю Вас на все
Четыре стороны! ( «Подруга»)
(3 мая 1915)


Александр Блок в жизни Марины Цветаевой был единственным
поэтом, которого она чтила не как собрата по «струнному рукомеслу», а как божество от поэзии, и которому, как божеству, поклонялась.

Имя твоё – птица в руке,
Имя твоё – льдинка на языке.
Одно-единственное движенье губ.
Имя твоё – пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту.

Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В лёгком щёлканье ночных копыт
Громкое имя твоё гремит.
И назовёт его нам в висок
Звонко щёлкающий курок,

Имя твоё, – ах, нельзя! –
Имя твоё – поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век.
Имя твоё – поцелуй в снег
Ключевой, ледяной, голубой глоток
С именем твоим – сон глубок. («Стихи к Блоку»)
(15 апреля 1916)


13 апреля 1917 года у Марины Цветаевой родилась вторая дочь – Ирина. « Я сначала хотела назвать её Анной (в честь Анны Ахматовой). – Но ведь судьбы не повторяются!»


Октябрьские дни в Москве, бои за Советы.
Из письма С.Эфрона: «Мариночка, – знайте, что Ваше имя крепко ношу в сердце…Моя последняя и самая большая просьба к Вам – живите. Целую Вас, Алю и Ириночку».
Это письмо Марина Цветаева никогда не прочитала, не было оказии в Москву. И оно осталось в архиве М.Волошина. До марта 1919 года она не знала, что муж жив.

Звучит песня «Генералам 12-го года». Музыка А.Петрова, стихи М.Цветаевой, посвящённые С.Эфрону.

Вы, чьи широкие шинели
Напоминали паруса,
Чьи шпоры весело звенели
И голоса,

И чьи глаза, как бриллианты,
На сердце оставляли след, –
Очаровательные франты
Минувших лет!

Одним ожесточеньем воли
Вы брали сердце и скалу, –
Цари на каждом бранном поле
И на балу.

Вас охраняла длань Господня
И сердце матери, – вчера
Малютки-мальчики, сегодня –
Офицера!

Вам все вершины были малы
И мягок самый чёрствый хлеб,
О, молодые генералы
Своих судеб!
--------------
Ах, на гравюре полустёртой,
В один великолепный миг,
Я видела, Тучков-четвёртый,
Ваш нежный лик.

И Вашу хрупкую фигуру,
И золотые ордена…
И я, поцеловав гравюру,
Не знала сна…

О, как, мне кажется, могли вы
Рукою полною перстней,
И кудри дев ласкать – и гривы
Своих коней.

В одной невероятной скачке
Вы прожили свой краткий век…
И ваши кудри, ваши бачки
Засыпал снег.

Три сотни побежало – трое!
Лишь мёртвый не вставал с земли.
Вы были дети и герои,
Вы всё могли!


Что так же трогательно-юно,
Как ваша бешеная рать?
Вас златокудрая Фортуна
Вела, как мать.

Вы побеждали и любили
Любовь и сабли остриё –
И весело переходили
В небытиё. (26 декабря 1913)

Наиболее трудным для М.Цветаевой оказался 1919 год, запомнившийся «самым чёрным, самым чумным, самым смертным».
Из дневника М.Цветаевой: «Живу с Алей и Ириной (Але 6 лет, Ирине 2 года 7 месяцев). Муки нет, хлеба нет, под письменным столом фунтов 12 картофеля … весь запас».
Вторая дочь Марины Цветаевой, Ирина, умерла 2 марта 1921 года – от голода. Мать 2 недели никому не рассказывала – ей казалось, что если никому не говорить, то это окажется неправдой.


Когда друг семьи, И.Эренбург, перебрался в Москву, он нашёл Марину в исступленном одиночестве. Когда весной 1921 года он поехал одним из первых советских граждан за границу, Цветаева попросила попытаться разыскать её мужа. Эренбургу удалось узнать, что он жив и находится в Праге. Он написал об этом Марине – она воспряла духом и начала хлопотать о заграничном паспорте.
В мае 1922 года Цветаевой было разрешено вместе с дочерью уехать за границу – к мужу, который был белым офицером, пережил разгром Деникина и Врангеля, а к тому времени стал пражским студентом.
За рубежом Цветаева жила сперва в Берлине (недолго), потом 3 года – в Праге, в ноябре 1925 года перебралась в Париж.

1 февраля 1925 года у М.Цветаевой родился сын Георгий. М.Цветаева: «Буду любить его – каким бы он ни был: не за красоту, не за дарование, не за сходство, за то, что он есть».
Живя за границей и М.Цветаева, и С.Эфрон проникались всё большим сочувствием к Советской власти, гордостью за её достижения. Сергей Яковлевич установил связь с представителями Советского государства во Франции, стал организатором Союза возвращения на родину.

В июне 1937 года Аридна Эфрон и Сергей Эфрон вернулись в СССР (Ариадна – в марте, Сергей – в октябре). Позднее М.И.Цветаева восстановила своё советское гражданство и в июне 1939 года приехала на родину. Тяжело дались ей 17 лет, проведённых на чужбине. В том же 1939 году Сергей Яковлевич и Ариадна Сергеевна были незаконно репрессированы (Ариадна – через 2 месяца после приезда матери, Сергей – в октябре). Сергей Яковлевич погиб в заключении.
Цветаева долго мечтала, что вернётся в Россию «желанным и жданным гостем». Но так не получилось. Личные её обстоятельства сложились плохо: муж и дочь подверглись незаконным репрессиям.

Захлёбываясь от тоски,
Иду одна, без всякой мысли,
И опустились, и повисли
Две тоненьких моих руки.

Цветаева поселилась в Москве, занялась переводами, готовила сборник избранных стихотворений. Грянула война. Превратности эвакуации забросили Цветаеву сперва в Чистополь, потом в Елабугу. Тут-то и настиг её тот «одиночества верховный час», о котором она с таким глубоким чувством сказала в своих стихах. Измученная, потерявшая волю, 31 августа 1941 года Марина Ивановна Цветаева покончила с собой.

Звучит песня «Мне нравится, что Вы больны не мной…». Музыка М.Таривердиева, стихи М.Цветаевой. (Обращено к будущему мужу сестры, Анастасии Ивановны Цветаевой, – М.А.Минцу.)

Мне нравится, что Вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не Вами,
Что никогда тяжёлый шар земной
Не уплывёт под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной –
Распущенной – и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится ещё, что Вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не Вас целую.
Что имя нежное моё, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью – всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: Аллилуйя!

Спасибо Вам, и сердцем, и рукой,
За то, что Вы меня – не зная сами! –
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце, не у нас над головами, –
За то, что Вы больны – увы! – не мной,
За то, что я больна – увы! – не Вами. (3 мая 1915)


Вернуться наверх
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Сортировать по:  
Начать новую тему Ответить на тему  [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на форуме

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB